Февраль
12.02.2016
День своего рождения первый и единственный пока в автономии заповедник "Бастак" отмечает в начале года. Сейчас ему уже 17 лет.

В рубриках: Информация

Именно тогда было принято постановление Правительства Российской Федерации «Об учреждении в Еврейской автономной области государственного природного заповедника «Бастак» Государственного комитета РФ по охране окружающей среды. А между тем биография этого уникального уголка нашей природы началась еще с 1981 года, когда примерно в 15 километрах севернее Биробиджана был образован ботанический заказник «Бастак». Два года спустя его статус был повышен до заказника по охране животного мира — от объектов промысловой и любительской охоты до всего, что там летает, ползает, бегает, прыгает. Так что, по большому счету, «Бастаку» исполнилось 33 года. Как это начиналось В конце мая или в начале июня 1979 года мне посчастливилось познакомиться с Анатолием Моисеевичем Коренюком, который возглавлял тогда Раздольненское лесничество Биробиджанского лесхоза. Контора лесничества находилась на окраине поселка Кирга, и сразу за ним начинался густой равнинный лес, а дальше виднелось предгорье высоких сопок, сплошь поросших густой тайгой. Я упросил Моисеича познакомить меня с его владениями, так сказать, в натуре, чтобы обогатить журналистский очерк реальными впечатлениями. Признаюсь, что испытал восторг от обширных кедровых участков, покрывающих склоны сопок. Некоторым деревьям, высотой более чем 30 метров, было, вероятно, лет по 300, и до дряхлости великанам было еще далеко. Редакционный «уазик» с трудом преодолевал по старой дороге крутые перевалы, скатывался в распадки. Местами Моисеич просил остановить автомобиль, чтобы показать очередное великолепие горной флоры: непроходимые заросли аралии, чьи древовидные стволы усеяны острыми шипами; прогалы, покрытые элеутерококком; чащи молодых ельников, опутанные лианами лимонника. «Это какое же богатство лекарственных растений!», — говорил восхищенно мой спутник. — Однако оно может исчезнуть, если здесь начнутся заготовки древесины. А такие намерения уже есть. Ты напиши в своей газете, что гористую часть лесничества надо брать под особую охрану, скажем, в виде заказника…». (Попутно замечу, что А.М. Коренюк, совсем недавно ушедший из жизни, отдал лесоводству более 40 лет и был награжден орденом «Знак Почета».) Идея Коренюка Идею, подсказанную опытным лесничим, поддержали тогдашний председатель президиума областного Совета Всероссийского общества охраны природы Кирилл Лазаревич Кириллов и руководитель Государственной охотинспекции Анатолий Соколов. Предложение наделить гористую часть лесничества охранным статусом озвучили сначала в областной печати, а уже потом направили эти обоснования в исполком Хабаровского края, в состав которого входила тогда ЕАО. Положительное решение после проведения обследования территории предполагаемого заказника было принято крайисполкомом в 1981 году. Так, впервые в экологический обиход вошло название — государственный ботанический заказник «Бастак» краевого значения. К тому времени на территории было уже три заказника — «Чурки», «Ульдуры», «Шухи-Поктой», образованные в 1963 году — тоже по решению крайисполкома. Однако статус ботанического заказника не исключал на его территории промысловой и любительской охоты, а значит, нарушения его режима. И тогда упомянутый выше президиум областной природоохранной организации вновь обратился в крайисполком с просьбой объявить «Бастак» заказником по охране всех видов его фауны. В 1983 году этот вопрос был тоже решен положительно. До начала 90-х годов четвертый по счету заказник ЕАО чувствовал себя, как говорится, комфортно. Охота, заготовка деловой древесины, рыбалка,  несанкционированный сбор дикоросов, в частности, орехов, грибов, ягод были запрещены. Все 47 тысяч гектаров «Бастака» по-прежнему находились в ведении Раздольненского лесничества, и кроме рубок ухода  и санитарных рубок лесники, подчиненные А. Коренюку, других работ здесь не выполняли. Зато активно занимались весенними посадками хвойных культур, а также выращиванием кедра по низинным предгорьям сопок. В этот смелый эксперимент многие специалисты-лесоводы не очень верили. Лишь после того, как молоденькие кедрачи дружно пошли в рост, опыт Коренюка признали эффективным. От беспредела — к полному покою Сам заказник надежно защищали от попыток браконьерства инспектора областной Госохотинспекции. А ответственность за благополучие территории была возложена на опытного инспектора Николая Романова. Он, кстати, первым забил тревогу, когда с наступлением 90-х годов покой особо охраняемой территории нарушили гул тракторов-трелевочников, визг бензопил, рев двигателей лесовозов…. Под видом санитарных рубок в заказнике ложились под пилы вековые лиственницы, ели, тополя… В общем, рубки ухода являлись рубками дохода, и осуществлялись они якобы на законных основаниях. Ведь найти изъян можно в любом взрослом дереве, и на этом основании услужливый лесопатолог даст добро на валку дерева. Учиненный в заказнике беспредел не остался без внимания общественности. В борьбу за сохранение флоры, фауны и вообще покоя заказника включились экологи Сергей Якимов, Василий Горобейко, Нина Романова, Тамара Рубцова и другие защитники живой природы. Более того, они пошли дальше этих требований — среди энтузиастов-экологов родилась идея преобразовать заказник «Бастак» в государственный природный заповедник. Только режим полного покоя и запрет любой деятельности на территории заповедника могут сохранить в первозданности уникальный природный комплекс, находящийся вблизи областного центра. Следует особо подчеркнуть, что тогдашние законодательная и исполнительная власти области поддержали экологов. Проблема была решена положительно. Правда, областное управление лесами тех лет выставило встречное условие: включить в территорию будущего заповедника не только все 47 тысяч га горно-таежного массива «Бастака», но также 45 тысяч гектаров равнинных угодий, примыкающих к заказнику с юго-восточной стороны. Когда было принято наконец правительством России решение об образовании первого в ЕАО заповедника с общей площадью почти в 92 тысячи гектаров, экологи заслуженно посчитали это своей победой. Практически сразу после основания заповедник стал своеобразной площадкой для проведения широких научных исследований. С 1997 года здесь периодически работали ученые-натуралисты из Владивостока, Хабаровска, Благовещенска, Новосибирска, Москвы… В прошлом году здесь побывали орнитологи из Германии. Ну и само собой, все эти годы в «Бастаке» занимаются научной работой сотрудники дирекции, ученые Биробиджанского института комплексного анализа региональных проблем и в первую очередь — кандидат биологических наук Тамара Рубцова. По ее словам, интерес ученых к этому небольшому по территории заповеднику неслучайный: в нем представлены почти все ландшафты, а также виды животных и растений Среднеамурской природной зоны. К примеру, в заповеднике насчитывается не менее 800 видов растений. Животный мир образуют почти 400 видов позвоночных обитателей таежных, равнинных, болотистых участков. Что касается численности видов беспозвоночных — жуков, насекомых, бабочек, ракообразных, улиток, ракушек и т.д., то их здесь более 1800. Словом, объекты исследования в «Бастаке» — на любой научный интерес. Кроме того, приезжие ученые отмечают доброжелательность сотрудников заповедника, их стремление оказать гостям всестороннюю помощь, в том числе техническую. Всегда рады помочь своим коллегам директор «Бастака», заслуженный эколог России Александр Калинин, начальник охраны заповедника Павел Збань, орнитолог Андрей Аверин, шеф экологического просвещения Ирина Горобейко и любой сотрудник этого небольшого коллектива.Именно тогда было принято постановление Правительства Российской Федерации «Об учреждении в Еврейской автономной области государственного природного заповедника «Бастак» Государственного комитета РФ по охране окружающей среды. А между тем биография этого уникального уголка нашей природы началась еще с 1981 года, когда примерно в 15 километрах севернее Биробиджана был образован ботанический заказник «Бастак». Два года спустя его статус был повышен до заказника по охране животного мира — от объектов промысловой и любительской охоты до всего, что там летает, ползает, бегает, прыгает. Так что, по большому счету, «Бастаку» исполнилось 33 года. Как это начиналось В конце мая или в начале июня 1979 года мне посчастливилось познакомиться с Анатолием Моисеевичем Коренюком, который возглавлял тогда Раздольненское лесничество Биробиджанского лесхоза. Контора лесничества находилась на окраине поселка Кирга, и сразу за ним начинался густой равнинный лес, а дальше виднелось предгорье высоких сопок, сплошь поросших густой тайгой. Я упросил Моисеича познакомить меня с его владениями, так сказать, в натуре, чтобы обогатить журналистский очерк реальными впечатлениями. Признаюсь, что испытал восторг от обширных кедровых участков, покрывающих склоны сопок. Некоторым деревьям, высотой более чем 30 метров, было, вероятно, лет по 300, и до дряхлости великанам было еще далеко. Редакционный «уазик» с трудом преодолевал по старой дороге крутые перевалы, скатывался в распадки. Местами Моисеич просил остановить автомобиль, чтобы показать очередное великолепие горной флоры: непроходимые заросли аралии, чьи древовидные стволы усеяны острыми шипами; прогалы, покрытые элеутерококком; чащи молодых ельников, опутанные лианами лимонника. «Это какое же богатство лекарственных растений!», — говорил восхищенно мой спутник. — Однако оно может исчезнуть, если здесь начнутся заготовки древесины. А такие намерения уже есть. Ты напиши в своей газете, что гористую часть лесничества надо брать под особую охрану, скажем, в виде заказника…». (Попутно замечу, что А.М. Коренюк, совсем недавно ушедший из жизни, отдал лесоводству более 40 лет и был награжден орденом «Знак Почета».) Идея Коренюка Идею, подсказанную опытным лесничим, поддержали тогдашний председатель президиума областного Совета Всероссийского общества охраны природы Кирилл Лазаревич Кириллов и руководитель Государственной охотинспекции Анатолий Соколов. Предложение наделить гористую часть лесничества охранным статусом озвучили сначала в областной печати, а уже потом направили эти обоснования в исполком Хабаровского края, в состав которого входила тогда ЕАО. Положительное решение после проведения обследования территории предполагаемого заказника было принято крайисполкомом в 1981 году. Так, впервые в экологический обиход вошло название — государственный ботанический заказник «Бастак» краевого значения. К тому времени на территории было уже три заказника — «Чурки», «Ульдуры», «Шухи-Поктой», образованные в 1963 году — тоже по решению крайисполкома. Однако статус ботанического заказника не исключал на его территории промысловой и любительской охоты, а значит, нарушения его режима. И тогда упомянутый выше президиум областной природоохранной организации вновь обратился в крайисполком с просьбой объявить «Бастак» заказником по охране всех видов его фауны. В 1983 году этот вопрос был тоже решен положительно. До начала 90-х годов четвертый по счету заказник ЕАО чувствовал себя, как говорится, комфортно. Охота, заготовка деловой древесины, рыбалка,  несанкционированный сбор дикоросов, в частности, орехов, грибов, ягод были запрещены. Все 47 тысяч гектаров «Бастака» по-прежнему находились в ведении Раздольненского лесничества, и кроме рубок ухода  и санитарных рубок лесники, подчиненные А. Коренюку, других работ здесь не выполняли. Зато активно занимались весенними посадками хвойных культур, а также выращиванием кедра по низинным предгорьям сопок. В этот смелый эксперимент многие специалисты-лесоводы не очень верили. Лишь после того, как молоденькие кедрачи дружно пошли в рост, опыт Коренюка признали эффективным. От беспредела — к полному покою Сам заказник надежно защищали от попыток браконьерства инспектора областной Госохотинспекции. А ответственность за благополучие территории была возложена на опытного инспектора Николая Романова. Он, кстати, первым забил тревогу, когда с наступлением 90-х годов покой особо охраняемой территории нарушили гул тракторов-трелевочников, визг бензопил, рев двигателей лесовозов…. Под видом санитарных рубок в заказнике ложились под пилы вековые лиственницы, ели, тополя… В общем, рубки ухода являлись рубками дохода, и осуществлялись они якобы на законных основаниях. Ведь найти изъян можно в любом взрослом дереве, и на этом основании услужливый лесопатолог даст добро на валку дерева. Учиненный в заказнике беспредел не остался без внимания общественности. В борьбу за сохранение флоры, фауны и вообще покоя заказника включились экологи Сергей Якимов, Василий Горобейко, Нина Романова, Тамара Рубцова и другие защитники живой природы. Более того, они пошли дальше этих требований — среди энтузиастов-экологов родилась идея преобразовать заказник «Бастак» в государственный природный заповедник. Только режим полного покоя и запрет любой деятельности на территории заповедника могут сохранить в первозданности уникальный природный комплекс, находящийся вблизи областного центра. Следует особо подчеркнуть, что тогдашние законодательная и исполнительная власти области поддержали экологов. Проблема была решена положительно. Правда, областное управление лесами тех лет выставило встречное условие: включить в территорию будущего заповедника не только все 47 тысяч га горно-таежного массива «Бастака», но также 45 тысяч гектаров равнинных угодий, примыкающих к заказнику с юго-восточной стороны. Когда было принято наконец правительством России решение об образовании первого в ЕАО заповедника с общей площадью почти в 92 тысячи гектаров, экологи заслуженно посчитали это своей победой. Практически сразу после основания заповедник стал своеобразной площадкой для проведения широких научных исследований. С 1997 года здесь периодически работали ученые-натуралисты из Владивостока, Хабаровска, Благовещенска, Новосибирска, Москвы… В прошлом году здесь побывали орнитологи из Германии. Ну и само собой, все эти годы в «Бастаке» занимаются научной работой сотрудники дирекции, ученые Биробиджанского института комплексного анализа региональных проблем и в первую очередь — кандидат биологических наук Тамара Рубцова. По ее словам, интерес ученых к этому небольшому по территории заповеднику неслучайный: в нем представлены почти все ландшафты, а также виды животных и растений Среднеамурской природной зоны. К примеру, в заповеднике насчитывается не менее 800 видов растений. Животный мир образуют почти 400 видов позвоночных обитателей таежных, равнинных, болотистых участков. Что касается численности видов беспозвоночных — жуков, насекомых, бабочек, ракообразных, улиток, ракушек и т.д., то их здесь более 1800. Словом, объекты исследования в «Бастаке» — на любой научный интерес. Кроме того, приезжие ученые отмечают доброжелательность сотрудников заповедника, их стремление оказать гостям всестороннюю помощь, в том числе техническую. Всегда рады помочь своим коллегам директор «Бастака», заслуженный эколог России Александр Калинин, начальник охраны заповедника Павел Збань, орнитолог Андрей Аверин, шеф экологического просвещения Ирина Горобейко и любой сотрудник этого небольшого коллектива.

Комментировать »