Февраль
12.02.2016
Сезонные беды Уссурийского заповедника

В рубриках: Информация

В этом году они обострились из-за прошедшей бесснежной зимы.  Отсутствие снега одни обитатели этой особо охраняемой природной территории пережили с трудом – сотрудники заповедника, входящего в состав Дальневосточного отделения Российской академии наук, отмечают, к примеру, лягушачий и рыбий мор в верховьях ручьев. Другим, тем же парнокопытным, было проще с поиском пропитания, поскольку не приходилось разгребать снег, информирует Тихоокеанская Россия.  За жизнью в этом уголке Уссурийской тайги учёные ведут наблюдения уже на протяжении восьми десятков лет. Заповедник носит имя академика Владимира Леонтьевича Комарова – крупнейшего отечественного ботаника, исследователя флоры Восточной Азии. Он первым дал описание этой территории, посетив её сто лет назад, в 1913 году. Помимо текущих дел, сотрудники заповедника работают над двумя программами: по изучению экологии амурского тигра и, совместно с коллегами из Южной Кореи, по изучению самого крупного в регионе жука – реликтового усача. А на нынешнее лето в заповедник прислали запросы для проведения научных работ энтомологи из Санкт-Петербурга и Новосибирска.  Бесснежная зима практически свела на нет возможность наблюдения за перемещением и количеством тигров по их следам. Учёных выручили фотоловушки. Полученная с их помощью информация обрабатывается. Это непростой и долгий процесс. Выводы пока делать рано. В заповеднике надеются увидеть на кадрах тигрицу с детенышами. Но полосатые кошки-родительницы очень осторожны, берегут малышей, до двух лет водят за собой. Рожают не чаще чем раз в три года.  «В разное время на территории заповедника насчитывали до 12 амурских тигров. В последние два-три года – не больше шести, – говорит заместитель директора заповедника по научной работе Михаил Литвинов. – Почти все они с ошейниками, которые мы надевали им во время совместной работы с московскими коллегами. Теперь сигналы с них уже почти не поступают, срок вышел, но мы «своих» полосатых, так сказать, в лицо знаем. Тигры разные, так же как люди».  Если тигров стало меньше, то поголовье пятнистых оленей в Уссурийском заметно выросло. Возможно, поэтому гораздо реже встречаются изюбры. Поиски ответов на многие вопросы требуют многолетних наблюдений. У природы свои законы и «планы». Например, в прошлом в заповеднике было много волков. По архивным данным, примерно до середины 50-х годов. Потом появились тигры, и теперь волки встречаются редко. Последний раз серого видели в позапрошлом году на границе Михайловского и Шкотовского районов.  Главное богатство Уссурийского заповедника – достаточно крупный массив девственных лиановых хвойно-широколиственных лесов, которых почти не сохранилось ни на российском Дальнем Востоке, ни в сопредельных странах. И всё же его территория не достаточно невелика, крупные таёжные обитатели используют для жизни большее пространство, чем особо охраняемая площадь, а выход за её границу чреват для них встречей с охотниками. Законодательная база слаба, и тех, кто браконьерит на границе с заповедником, трудно привлечь к ответственности.  Ещё одна сезонная беда – палы. Сотрудникам заповедника приходится постоянно быть начеку, иначе, если огонь подберется к заповедному лесу, от охраняемого леса останется пепелище…  Особенно людным заповедник становится во время сбора женьшеня. Михаил Нарциссович говорит, что нарушители обычно называют себя «туристами», любителями природы. Доказать обратное бывает непросто, поэтому их штрафуют только за незаконное нахождение на территории заповедника. Но такое четырёхтысячное наказание мало кого останавливает. В прошлом году в сезон добычи корня жизни задержали целую группу китайцев, которые, согласно документам, должны были находиться в Амурской области. Их передали миграционной службе. Сотрудники заповедника предполагают, что в лесу промышляла не одна группа, но, как говорится, не пойман – не вор.  Впрочем, случаются в заповеднике бывают и желанные гости. Это коллеги из академических организаций других регионов, которые регулярно приезжают с экспедициями. Их отчёты используют в своей работе и учёные-биологи Уссурийского заповедника, сообщает уссурийская газета «Коммунар».В этом году они обострились из-за прошедшей бесснежной зимы.  Отсутствие снега одни обитатели этой особо охраняемой природной территории пережили с трудом – сотрудники заповедника, входящего в состав Дальневосточного отделения Российской академии наук, отмечают, к примеру, лягушачий и рыбий мор в верховьях ручьев. Другим, тем же парнокопытным, было проще с поиском пропитания, поскольку не приходилось разгребать снег, информирует Тихоокеанская Россия.  За жизнью в этом уголке Уссурийской тайги учёные ведут наблюдения уже на протяжении восьми десятков лет. Заповедник носит имя академика Владимира Леонтьевича Комарова – крупнейшего отечественного ботаника, исследователя флоры Восточной Азии. Он первым дал описание этой территории, посетив её сто лет назад, в 1913 году. Помимо текущих дел, сотрудники заповедника работают над двумя программами: по изучению экологии амурского тигра и, совместно с коллегами из Южной Кореи, по изучению самого крупного в регионе жука – реликтового усача. А на нынешнее лето в заповедник прислали запросы для проведения научных работ энтомологи из Санкт-Петербурга и Новосибирска.  Бесснежная зима практически свела на нет возможность наблюдения за перемещением и количеством тигров по их следам. Учёных выручили фотоловушки. Полученная с их помощью информация обрабатывается. Это непростой и долгий процесс. Выводы пока делать рано. В заповеднике надеются увидеть на кадрах тигрицу с детенышами. Но полосатые кошки-родительницы очень осторожны, берегут малышей, до двух лет водят за собой. Рожают не чаще чем раз в три года.  «В разное время на территории заповедника насчитывали до 12 амурских тигров. В последние два-три года – не больше шести, – говорит заместитель директора заповедника по научной работе Михаил Литвинов. – Почти все они с ошейниками, которые мы надевали им во время совместной работы с московскими коллегами. Теперь сигналы с них уже почти не поступают, срок вышел, но мы «своих» полосатых, так сказать, в лицо знаем. Тигры разные, так же как люди».  Если тигров стало меньше, то поголовье пятнистых оленей в Уссурийском заметно выросло. Возможно, поэтому гораздо реже встречаются изюбры. Поиски ответов на многие вопросы требуют многолетних наблюдений. У природы свои законы и «планы». Например, в прошлом в заповеднике было много волков. По архивным данным, примерно до середины 50-х годов. Потом появились тигры, и теперь волки встречаются редко. Последний раз серого видели в позапрошлом году на границе Михайловского и Шкотовского районов.  Главное богатство Уссурийского заповедника – достаточно крупный массив девственных лиановых хвойно-широколиственных лесов, которых почти не сохранилось ни на российском Дальнем Востоке, ни в сопредельных странах. И всё же его территория не достаточно невелика, крупные таёжные обитатели используют для жизни большее пространство, чем особо охраняемая площадь, а выход за её границу чреват для них встречей с охотниками. Законодательная база слаба, и тех, кто браконьерит на границе с заповедником, трудно привлечь к ответственности.  Ещё одна сезонная беда – палы. Сотрудникам заповедника приходится постоянно быть начеку, иначе, если огонь подберется к заповедному лесу, от охраняемого леса останется пепелище…  Особенно людным заповедник становится во время сбора женьшеня. Михаил Нарциссович говорит, что нарушители обычно называют себя «туристами», любителями природы. Доказать обратное бывает непросто, поэтому их штрафуют только за незаконное нахождение на территории заповедника. Но такое четырёхтысячное наказание мало кого останавливает. В прошлом году в сезон добычи корня жизни задержали целую группу китайцев, которые, согласно документам, должны были находиться в Амурской области. Их передали миграционной службе. Сотрудники заповедника предполагают, что в лесу промышляла не одна группа, но, как говорится, не пойман – не вор.  Впрочем, случаются в заповеднике бывают и желанные гости. Это коллеги из академических организаций других регионов, которые регулярно приезжают с экспедициями. Их отчёты используют в своей работе и учёные-биологи Уссурийского заповедника, сообщает уссурийская газета «Коммунар».

Комментировать »